Николаус Иоганн — младший из братьев Бетховена

Продолжаем рубрику «Семья Бетховена», и сегодня мы поговорим о самом младшем из братьев великого композитора — Николаусе, также известном, как Иоганн.

Николаус Иоганн - младший брат Бетховена

Напомним, что из всех детей, родившихся у Марии-Магдалины Кеверих и Иоганна ван Бетховена, только трое мальчиков смогли выжить и прожить относительно долгую жизнь (хотя «долгими» их жизни назвать очень трудно, поэтому тут все относительно).

Старшим из братьев был Людвиг — великий композитор, которому посвящен наш сайт. Средним братом был Карл Каспар — его биографии мы уже говорили в этой статье.

Ну и самым младшим из братьев великого композитора был Николаус Иоганн ван Бетховен — именно о его биографии мы сегодня поговорим чуть подробнее (если это можно назвать «подробностями», ибо о данном персонаже известно не так много). 

Очень важно!

Человека, о котором мы сегодня будем говорить, при жизни называли и Николаусом¹, и Иоганном² - оба варианта имеют право на существование.

Только мы в этом выпуске будем называть его именно Николаусом, либо упоминать сразу оба имени в связке, чтобы некоторые новые читатели не путали этого человека с его отцом, которого тоже звали «Иоганном».


  1. В основном, именно так его называли в родном городе — Бонне. Также следует отметить, что некоторые отечественные биографы переводят это имя, как «Николай».
  2. Как правило, это имя использовалось после его переезда из Бонна в Вену.

Как и двое его старших братьев, Николаус родился в Бонне. Известно, что крещен он был 2 октября 1776 года, а значит, он был младше Каспара примерно на 2,5 года и младше Людвига ван Бетховена примерно на 6 лет.

Основной отличительной особенностью характера Николауса в детском возрасте было абсолютное отсутствие каких-либо музыкальных задатков, что является редкостью для мужчин семьи Бетховен.

Ведь отец Николауса, как и его дед по отцовской линии, были музыкантами. Даже Каспар, средний брат, увлекался музыкой и, переехав в Вену, какое-то время подрабатывал преподавателем музыки. Ну а про старшего брата, Людвига, Вы итак прекрасно знаете — его имя абсолютно справедливо занимает первые строчки в самых разных рейтингах величайших композиторов за всю историю человечества.

Однако ни в детском возрасте, ни в более поздние периоды жизни Николаус абсолютно не тянулся к музыке. Известно, что после смерти матери (ему тогда было 11 лет) значительная материальная и моральная ответственность за заботу и воспитание Николауса и среднего брата, Каспара, легла на их старшего брата, Людвига, так как отец этих детей, итак злоупотреблявший алкоголем еще при жизни своей супруги, после ее смерти спился окончательно.

Однако, как известно, чуть позже Николауса отдали на обучение придворному фармацевту. Это решение было экономически правильным, так как юноша в дальнейшем проявлял неплохие успехи в этой области.

Успешный аптекарь

Известно, что в декабре 1795 года Николаус переехал в Вену, где уже проживали его старшие братья: Людвиг и Каспар. В первое время молодой человек подрабатывал помощником самых разных местных аптекарей, параллельно продолжая свое обучение, необходимое для профессионального роста.

Почти ничего не известно об отношениях Николауса с Людвигом в первые годы его жизни после переезда в Австрию. Ведь в отличие от того же Каспара, который, несмотря на частые ссоры, все же вел какие-то общие дела со старшим братом, Николаус был как бы сам по себе, а поэтому об обстоятельствах его жизни в то время мы знаем очень немного.

Некоторые музыковеды обратили внимание на то, что Бетховен в своем «Гейлигенштадском завещании» (о нем мы говорили в этом выпуске) оставил пустые пробелы в трех местах, где должно было стоять имя Николауса. Таким образом, они предположили о негативном отношении Людвига к Иоганну (Николаусу) в момент составления данного письма. Однако другие предположили (скорее всего, так и есть), что пробелы могли быть оставлены лишь вследствие неопределенности Бетховена по поводу того, каким именем ему назвать своего брата: Николаусом или Иоганном.

Стремясь создать свой собственный бизнес, Николаус, неплохо разбиравшийся в фармацевтическом бизнесе, попытался приобрести аптеки в Вене, Граце и в других австрийских городах, но все его попытки были безуспешны.

Удача улыбнулась Николаусу (Иоганну) в марте 1808 года, когда ему удалось собрать достаточное количество денег, чтобы купить в городе Линц аптеку с названием «Zur goldenen Krone» вместе с домом, в котором она была расположена.

Почти сразу же после покупки недвижимости Николаус чуть ли ни стал банкротом, так как накопил много долгов. Сначала он продал железные решетки окон своего дома, но вырученная сумма была незначительной, а поэтому деньги быстро закончились. Позже он обнаружил, что банки и горшки на полках его аптеки были сделаны из высококачественного английского олова.

Напомним, что к тому времени Наполеон учредил так называемую «Континентальную блокаду», вследствие чего запрещался импорт любых британских товаров на континентальную Европу.

Хоть Австрия к тому времени пока еще не присоединилась к этому договору, все же английские товары там весьма ценились. При этом, импортировать эти товары, минуя другие западноевропейские страны-союзники Наполеона, было практически невозможно, вследствие чего значительно увеличилась стоимость этих товаров внутри самой Австрии. Пользуясь моментом, Иоганн (Николаус) продал эти товары за весьма приличные деньги и заменил их более дешевыми, но, при этом, не менее практичными горшками из глиняной посуды.

Затем, в 1809 году, войска Наполеона вторглись в Австрию и осадили Вену, конечным результатом чего стал позорный для Австрии «Шёнбруннский мир» (кстати, потом Австрия также примкнёт к упомянутой выше «Континентальной блокаде»). В процессе самой войны французский император основал свой базовый лагерь в Линце (как раз, где жил Иоганн), и именно туда он отправлял своих раненых солдат.

Так уж получилось, что Николаус Иоганн, воспользовавшись ситуацией, с огромным удовольствием зарабатывал деньги на этой войне, поставляя свои лекарства то французским оккупантам, то своим же австрийским солдатам.

Тем самым, младший брат великого Бетховена вызывал ненависть у местных жителей, так как многие из них считали его предателем.

Но, судя по всему, Николаусу было все равно! Пока старшие братья, Каспар и Людвиг, прятались от артиллерийского обстрела в Вене, их младший брат обеспечивал солдатов обеих противоборствующих сторон лекарствами и другими медицинскими принадлежностями (например, для перевязки раненных), набивая свои карманы, ибо на первом месте у этого человека стояло его материальное положение.

Портрет Николауса Иоганна, брата Бетховена

Можно, конечно, по-разному относиться к подобным действиям Николауса Иоганна. С одной стороны это, действительно, можно расценивать, как предательство. С другой стороны, его прагматичный характер позволил ему накопить внушительное состояние! Более того, всегда можно было «отмазаться» тем, что врач должен помогать всем людям.

Брак с Терезой Обермайер

Так уж получилось, что купленный Николаусом в Линце дом был достаточно большим, и поэтому прагматичный молодой человек решил сдать лишние квадратные метры в аренду, дабы заработать еще немного денег. Арендаторами Николауса Иоганна был врач, Георг Иоганн Саксингер и его супруга, Агнесса.

К ним позже переехала сестра Ангессы, Тереза Обермайер. Только что поселившись в этом доме, эта девушка, уже имевшая незаконно рожденную дочь, Амалию, быстро вскружила голову Николаусу. Сначала она побывала в роли его домработницы, а позже стала его любовницей.

В сентябре 1812 года Людвиг ван Бетховен, временно находящийся в Теплице (нынешняя Чехия), узнал о намерении его младшего брата жениться на Терезе.

Разочаровавшись от брака другого своего младшего брата (напомним, что в 1806 году Каспар женился на Иоганне Рейс, которую Людвиг просто ненавидел), узнав новость о том, что Николаус Иоганн хочет повторить эту же «ошибку», композитор впал в ярость и выехал в Линц.

Ярость композитора была вызвана прежде всего наличием у Терезы незаконно рожденной дочери, а также ее неблагородным происхождением. Хотя сам Бетховен тоже не был никаким благородным аристократом, но все же его всегда привлекали дамы высшего общества. Людвиг также подозревал, что эта девушка охмурила его младшего брата только из-за его денег. Да и, вообще, разочаровавшись в браке Каспара, Людвиг не мог себе позволить, чтобы еще один младший брат также женился на простолюдинке, предоставив ей честь носить громкую фамилию «Бетховен», к тому времени уже известную в Европе.

Уже 5 октября 1812 года Людвиг прибыл в Линц, чтобы отговорить младшего брата от этой, по его мнению, глупости. Николаус Иоганн, в свою очередь, сказал старшему брату, чтобы тот думал прежде всего о своих делах, а не лез в его личную жизнь. В процессе словесной перепалки композитору так и не удалось отговорить своего брата.

После этой неудачи Бетховен пытался расстроить эту свадьбу самыми разными способами. В частности, он попробовал убедить местного священника отказаться регистрировать этот брак, мотивируя это прежде всего тем, что у Терезы уже была маленькая дочь от другого мужчины. Однако священник отказался вмешиваться в это дело. Затем Бетховен обратился к местным властям с просьбой изгнать Терезу из Линца на том основании, что она якобы не имела права жить там (вероятно, композитор нашел этому какое-то нормативно-правовое обоснование). Однако попытка была безуспешной —  местные власти учли основания недостаточными и, как следствие, отказали композитору.

В конце концов Бетховен снова устроил скандал, пытаясь лично отговорить Иоганна (Николауса) от женитьбы. Но не только Людвиг был упрямым человеком — младший брат в этом плане немного ему уступал, и поэтому не сдавался. Более того, в этот раз, судя по свидетельствам современников, словесный скандал перерос в физическую драку между братьями, после чего разгневанный композитор покинул Линц. 

Вопреки всем попыткам Людвига ван Бетховена отговорить своего брата регистрировать этот брак, 8 ноября 1812 года Иоганн (Николаус) женился на Терезе, а затем усыновил ее дочь.

Стоит отметить, что, несмотря на более гармоничную жизнь, чем у Каспара и Иоганны Рейс, брак Николауса (Иоганна) и Терезы тоже не был идеальным. У пары за весь период жизни в браке так и не родилось детей.

Более подробно о биографии Терезы Обермайер, супруги Николауса Иоганна, мы поговорим в отдельной статье, которая появится в ближайшее время.

Дальнейшая жизнь Николауса Иоганна

Следующие несколько лет после женитьбы Иоганн (Николаус) и его старший брат почти не общались. При этом, пока Людвиг переживал ряд бытовых проблем (включая конфликт с Иоганной Рейс за опеку над маленьким Карлом: подробнее), Николаус Иоганн лишь укреплял свое финансовое положение.

В декабре 1816 года Николаус продал свой дом с аптекой в Линце и вскоре открыл новую аптеку в Урфаре (Верхняя Австрия, к северу от Дуная). Ну а 2 августа 1819 года он купил себе весьма солидную усадьбу в деревне Гнейксендорф (недалеко от реки Кремс), а в 1821 году он приобрел еще один дом в Линце.

Зимой он обычно оставался в доме в венском пригороде Виндмюле (Название города переводится, как «Ветряная мельница», до 1850 года был независимым муниципалитетом, а позже был включен в состав венского района «Мариахильф», ныне также известного, как «Шестой район»), в доме, принадлежащем Леопольду Обермайеру, брату Терезы.

Интересный факт!

Несмотря на успешность Николауса Иоганна с экономической точки зрения, среди местных жителей он прослыл, так сказать, «человеком с низким уровнем интеллекта».

Про него даже придумали шутку¹, в которой якобы Иоганн после покупки поместья в Гнейксендорфе послал своему старшему брату Людвигу письмо, где саркастически подписался: "От вашего брата, Иоганна - землевладельца".

Людвиг, в свою очередь, в ответном письме подписался: "От вашего брата, Людвига - умовладельца".


  1. Некоторые западные источники позиционируют эту шутку не как анекдотоподобный мемуар австрийского композитора Зайфрида, а, как реальный биографический факт из жизни композитора и его брата. Хотя, теоретически в это очень даже легко поверить. Не исключено, что на самом деле так и было!

Судя по письмам и разговорным тетрадям Бетховена, после 1822 года отношения между братьями стали улучшаться. Однако, судя по этим же записям, отношение композитора к младшему брату менялось очень часто!

Вежливая и чуть ли ни аристократическая манера речи композитора временами чередовалась весьма пейоративными обращениями к младшему брату. Как минимум, в одном письме Бетховен даже назвал Иоганна (Николауса) своим «псевдо-братом».

Сразу вспоминаются два письма композитора с завещательными распоряжениями относительно опеки его племянника, Карла, сына покойного Каспара (напомним, что с 1820 года Людвиг был признан законным опекуном Карла). Эти распоряжения Бетховен отправил своему юристу, Иоганну Баптисту Баху.

В первом из них (от 6 марта 1823 года) композитор назначил Баха своим официальным представителем, доверив ему самостоятельно назначить для его наследника, Карла, любого опекуна на его собственное усмотрение, но только, за исключением Иоганна (Николауса).

Во втором письме (1 августа 1824 года) композитор также оставил Карла в роли наследника. Но Бетховен также дополнил: «Поскольку человек должен завещать что-то своим родственникам, даже, если он не чувствует к ним никакого родства, мой достойный брат должен получить во владение мое фортепиано из Парижа». Таким образом, композитор передал своему брату рояль, полученный им в 1803 году в подарок от мастера Себастьяна Эрара. Известно, что после смерти композитора Иоганн (Николаус) передал этот рояль в музей Линца.

В прочем, отношение Бетховена к младшему брату менялось ничуть не чаще, чем его отношение к другим людям.

Как мы помним, характер самого Людвига был далеко не идеальным, и поэтому он часто ссорился с самыми разными людьми, а потом мирился с ними.

Однако, в общем и целом, высоконравственному Бетховену был не по душе абсолютно корыстный характер его брата, думающего только о своем материальном состоянии. В действительности местные жители считали Иоганна (Николауса) весьма высокомерным, стремящимся получить некий престиж от имени своего брата.

Сразу же вспоминаются слова Морица Лихновского (младшего брата князя Карла Лихновского, друга и покровителя Бетховена), который в 1823 году сказал композитору: «Местные жители презирают Иоганна (Николауса)», добавив, что «единственной его заслугой является то, что он носит Ваше имя».

Известно, что в конце сентября 1826 года Бетховен вместе с Карлом (племянником) приехали к Иоганну (Николаусу) в упомянутый выше дом в деревне Гнейксендорф. Биографы говорят, что на эту поездку Бетховена побудил злосчастный инцидент, когда Карл попытался свести счеты с жизнью. Однако стоит отметить, что задолго до этого инцидента Иоганн несколько раз приглашал Бетховена и его племянника в свое имение.

Известно, что пребывание брата и племянника в доме Иоганна (Николауса) прервалось 1 декабря 1826 года ссорой между братьями (конфликт был как-то связан с их общим племянником), после чего Людвиг с Карлом уехали обратно в Вену. Есть данные, что на тот момент у Иоганна не было нормальной повозки для людей. Тогда Бетховен стал требовать имевшуюся в наличии у брата тележку с открытым верхом (по другим данным у Николауса была повозка, однако он не дал ее своему брату, и тогда композитор самостоятельно нанял грузовую телегу у молочника) и умчался в Вену.

Из-за этого случая многие люди обвиняют Иоганна (Николауса) чуть ли ни в смерти великого Бетховена, так как в процессе этой поездки он сильно заболел, и уже практически никогда не поправился, за исключением некоторых временных улучшений состояния здоровья.

Ложку дегтя в адрес младшего брата подкидывают свидетельства, будто бы он брал с Людвига и Карла по 4 флорина в сутки за проживание у себя дома.

Да, безусловно, Николаус Иоганн был тем еще корыстным человеком. Однако нам с трудом верится, что он собственноручно выгнал своего старшего брата и племянника из дома.

Гораздо более вероятно, что упрямый Бетховен в порыве гнева сам и по своей же инициативе взял своего племянника «за руку» и демонстративно уехал от младшего брата, позабыв, что не имеет нормальней зимней одежды и, «наплевав»  состояние своего здоровья (есть свидетельства, что состояние здоровья композитора ухудшалось еще во время проживания в Гнейксендорфе — то есть, до наступления этого конфликта. Да и, вообще, композитор не любил эту деревню).

Более того, композитор умер совсем не из-за пневмонии, подхваченной в поездке, а из-за цирроза печени в сочетании с водянкой — а значит, как бы нехорошо это ни звучало, у него все равно практически не было никаких шансов на долгую и счастливую жизнь. 

В любом случае известно, что братья быстро помирились, и, более того, в последние дни жизни композитора Иоганн (Николаус), приехавший в Вену,  проводил много времени со своим умирающим братом.

Жизнь Николауса (Иоганна) после смерти Бетховена

Однако современники Иоганна (Николауса) все равно видели в нем никакого не брата великого композитора, а типичного мещанина, руководствующегося только своими личными интересами, а не моральными принципами.

По словам Герхарда Брёйнинга (сына Стефана Брёйнинга, друга детства Бетховена), Иоганн (Николаус), который при жизни своего брата особо не интересовался его творчеством, после его смерти ходил чуть ли ни на все концерты, где исполнялась его музыка, лицемерно притворяясь его самым страстным поклонником. Он садился на первый ряд и громче всего кричал «Браво» даже тогда, когда этого не нужно было делать, громче всех аплодировал, демонстративно размахивая своими руками, и, тем самым, привлекая внимание всего зала.

Более поздняя история Иоганна (Николауса) и Терезы не лишена определенной драмы, поскольку после смерти Терезы в 1828 году было обнаружено, что в ее завещании от 21 мая 1827 года, она указала в качестве единственного наследника свою дочь, Амалию.

Вот только за семь лет до этого случая Людвиг ван Бетховен, будучи еще живым, пытался заставить Николауса (Иоганна) передать свое наследство их общему племяннику, Карлу, лишив этой привилегии его супругу и падчерицу (последних композитор именовал не иначе, как «Толстуха» и «Бастард», соответственно).

Вопреки наставлениям старшего брата, Иоганн заключил с Терезой договор, согласно которому супруги после своей смерти могли оставить свое наследство только друг другу.

Таким образом, исключив супруга из наследников, Тереза нарушила договор семилетней давности. В свою очередь, Амалия, унаследовавшая половину родительского имущества, умерла буквально через 3 года после смерти своей матери, и все ее имущество перешло ее супругу, Карлу Стольцлю.

Согласно свидетельствам современников, Иоганн (Николаус) был просто в бешенстве от выходки своей супруги, так как вследствие ее воли он практически на ровном месте потерял около 20000 флоринов, а это по тем временам была огромная сумма (чтобы Вы понимали, Людвиг при жизни пытался устроиться на постоянную работу в венские театры, требуя за свои услуги лишь 2400 флоринов в год, но ему все равно было отказано, пока трое богатейших аристократов Вены не оказали ему меценатскую поддержку).

Однако, ощутив существенную финансовую потерю, Николаус (Иоганн) продолжал зарабатывать немалые деньги. В 1835 году он продал свое имение в Гнейскендорфе. Свой дом в Урфаре он также продал в 1843 году, а через два года купил весьма приличное поместье в Вайкерсдорф, рядом с Баденом.

Николаус Иоганн, младший брат великого Бетховена, умер 12 января 1848 года, так и не обзаведясь собственными детьми.

По иронии судьбы все свое состояние, оцененное в 42 тысячи флоринов, Иоганн передал единственному биологическому родственнику — своему племяннику, Карлу.

Иронично, не так ли? Ведь именно этого и просил его старший брат, Людвиг.  Именно по причине отказа Иоганна от этой просьбы братья сильно поскандалили и не общались долгое время. Но, так или иначе, воля Бетховена в этом отношении осуществилась.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:
Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.