Иоганна Рейс — одна из невесток Бетховена

В этой статье мы поговорим об Иоганне Рейс — одной из невесток Людвига ван Бетховена.

Иоганна Рейс

В предыдущем выпуске мы рассмотрели краткую биографию Каспара - одного из младших братьев великого композитора Бетховена. 

Мы вкратце обсудили карьеру Каспара, его личные и деловые отношения с Людвигом, а также упомянули пару слов о его браке с некой Иоганной Рейс. Сегодня же мы остановимся на биографии этой женщины более подробно. 

Кем была Иоганна Рейс?

Тот факт, что Вы не видите на заставке изображения портрета Иоганны, означает, что нам не удалось его найти.

Итак, Иоганна ван Бетховен (1786—1869), девичья фамилия Рейс (некоторые переводят, как Джоанна Рейс) была супругой Каспара, младшего брата Людвига ван Бетховена. Соответственно, самому композитору (Людвигу) после замужества она пришлась невесткой.

Вышла замуж за Каспара 25 мая 1806 года, будучи беременной на шестом месяце.

Иоганна была дочерью Антона Рейса, обойщика из Вены (по другим данным он был каменщиком). Мать Иоганны, Терезия Рейс (девичья фамилия Ламач), была дочерью винного торговца, который, судя по некоторым источникам, был еще и мэром небольшого городка (какого именно — не упоминается) в южной Австрии.

Родители Иоганны были не бедными, но и далеко не самыми богатыми жителями Вены. Тем не менее, Антон (отец) готовил своей дочери в качестве приданого достаточно приличную сумму в размере 2000 флоринов. Более того, Иоганна должна была унаследовать весьма солидный дом в районе Альзерфорштадт (с 1850 года разделен на районы Альзергрунд и Йозефштадт).

Иоганна Рейс - актриса

Бессовестная воровка и мошенница

Однако уже в юном возрасте Иоганна совершала дурные поступки, выходящие за рамки не только морально-этических норм, но и закона.

В частности, одним из тех самых дурных поступков, связанных с этой девушкой, было хищение Иоганной домашнего имущества ее же родителей. Что именно она украла из родительского дома в тот раз (это был 1804 год), биографы не указывают. Известно, что родители, разочаровавшиеся в дочери, не стали давать юридическую огласку этой, позорной для них ситуации.

Наиболее громкий скандал, связанный с этой женщиной, произошел 19 июля 1811 года, когда она уже несколько лет состояла в браке с Каспаром.

В тот день Иоганна  договорилась о вполне себе легальной сделке, речь идет о продаже жемчужного ожерелья стоимостью 20 000 флоринов — просто баснословные деньги по тем временам. Само ожерелье было собственностью трех человек, которые дали Иоганне украшение на продажу.

На первый взгляд, абсолютно нормальная сделка, не так ли! Вот только коварная Иоганна организовала целую мошенническую схему, сфабриковав ложную кражу этого ожерелья из ее жилища.

Для реализации этой схемы Иоганна разбросала вещи по комнате, открыла все шкафы и сундуки, подделала взлом двери. Козлом отпущения  в этой схеме оказалась ее домработница, Анна Эйзенбах — именно эту несчастную женщину Иоганна решила подставить, обвинив ее в краже со взломом. Само украшение Иоганна прятала в собственном же ридикюле (дамская сумочка).

К счастью ложно обвиненной домработницы, правоохранители, допрашивавшие ее несколько дней, отпустили ее на волю, ибо доказательств было недостаточно.

Уже в начале августа 1811 при Иоганне была обнаружена одна из жемчужных струн данного ожерелья (всего их было три). Под допросом правоохранителей она в конце концов призналась, что продала две другие части ожерелья некому мужчине по имени Аарон Абинери за 4000 флоринов.

Уже 12 августа, после некоторых попыток Каспара вытащить ее из-под стражи, Иоганна была освобождена до начала судебного разбирательства. То самое жемчужное ожерелье в конце концов было восстановлено и возвращено законным собственникам.

Ну а само судебное разбирательство над Иоганной началось 27 декабря 1811 года. На судебном следствии выяснилось, что Иоганна была должна тысячи флоринов самым разным людям, о чем ее супруг, Каспар, даже и не подозревал. Последнего, кстати говоря, подсудимая обвинила в том, что он, несмотря на стабильный доход (напоминаем, Каспар тогда работал штатным кассиром в Департаменте финансов), не обеспечивал ее должным образом (так себе оправдание для обвиняемой).

Уже 30 числа этого же месяца  суд вынес приговор, по решению которого Иоганна получила один год строгого тюремного заключения без права на посещения (свидания с родственниками). Судя по всему, осудили ее не только за мошенническую схему, но и за клевету в отношении служанки Анны. Зная законы того времени, можно предположить, что она еще легко отделалась.

Однако, благодаря вмешательству не теряющего надежду Каспара, подававшего апелляции одну за другой, приговор постепенно сокращался: сначала до двух месяцев, а затем и вовсе до одного, ибо к тому времени дело дошло до высшей апелляционной инстанции — до императора.

Последний, как ни странно, удовлетворил эту апелляцию, поданную Каспаром еще до суда. Возможно, что не последнюю роль в этом решении сыграл авторитет его брата, ведь Людвига знала и уважала вся элита. В общем, учитывая то, что этот месяц Иоганна уже по факту отсидела, ее тут же выпустили на свободу.

Каспар, многократно разочаровавшийся в своей супруге, потратил много сил и средств на ее освобождение. Но это было никак не проявление чувств к любимой женщине, а, скорее, защита семейной чести. 

После этого эпизода скандалов в семье было меньше, ибо даже у такой непорядочной женщины, как Иоганна, имелось хоть какое-то чувство вины. Она уже не устраивала скандалы из-за мелочей, старалась не дерзить мужу и его старшему брату — Людвигу, несмотря на ее ненависть к великому композитору (это было взаимно). Хотя, несколько раз в их семье все же случались казусные моменты, чуть было ни доведшие до развода, но все-таки до этого не дошло. Семья не жила, а скорее, существовала, так как в дому как-никак рос ребенок.

Иоганна Рейс вместе с Каспаром продолжали жить вместе, не имея собственного дома. А после первого обострения болезни Каспара (1812/13) семья взяла в кредит дом в районе Альзерфорштадт — в том самом районе, где Иоганне полагался бесплатный дом, который она могла бы получить в наследство от родителей, если бы вела нормальный образ жизни.

Деньги на первый взнос, а именно 1500 флоринов семье одолжил старший брат Каспара, Людвиг. Стоит отметить, что на такой поступок великий Бетховен пошел, несмотря на то, что у самого никогда не было дома. А эти деньги для него были не просто большими — это были чуть ли ни все его сбережения. Но, несмотря на свое упрямство и ненависть к невестке, ради умирающего брата великий Бетховен пошел на крайние жертвы.

Однако семья впоследствии не справлялась с кредитом, и долги постепенно накапливались. Дошло до того, что в 1818 году, спустя 3 года после смерти Каспара, Иоганна продала этот дом, купленный пять лет назад.

Отношения между Иоганной и Людвигом

Если описать отношения между Людвигом и его невесткой Иоганной несколькими словами, то можно сразу сказать, что композитор просто терпеть ее не мог.

Есть незначительные слухи, будто бы Людвиг на самом деле тайно желал Иоганну, а его агрессия в отношении невестки была ни чем иным, как проявлением отрицания этого факта. Но достоверность этих слухов с вероятностью 99% является ложной. С той же степенью вероятности многие биографы уверены, что подобный слух распространяла сама Иоганна, дабы опорочить имя своего соперника.

Вообще, негативное отношение композитора к избраннице младшего брата сформировалось еще до их свадьбы в 1806 году.

Следует напомнить, что в то время Каспар пока еще подрабатывал личным секретарем Людвига, занимаясь различными вопросами делового характера, на которые у самого Бетховена не было времени.

Людвиг к тому времени уже состоялся, как известный музыкант, и имел неслабый авторитет в самых высоких кругах. Хотя, сам он никогда не был богат, для него всегда были открыты двери в домах самых богатых венских жителей. Учитывая, что Каспар, благодаря авторитету своего старшего брата и неофициальному статусу его личного секретаря, тоже мог гостить у этих аристократов, Людвиг просто не мог позволить, чтобы его брат женился на простолюдинке с такой испорченной репутацией.

Да и, вообще, Бетховен очень трепетно относился к своей фамилии, которая гремела на всю Европу. Учитывая то, что сам он, если и планировал жениться (а в то время он, как раз, еще не был абсолютно глухим и пока еще не терял надежду завести семью), то только на образованных девушках из высоких социальных слоев, вряд ли ему хотелось пополнить список своих родственников невоспитанной и безнравственной невесткой.

Но как бы Людвиг ни старался уговорить Каспара не совершать эту ужасную глупость, младший брат все-таки женился на Иоганне, которая в день свадьбы уже была на шестом месяце беременности. Говорят, что сам Каспар уже с первых дней брака понял, что совершил глупый поступок. Есть вероятность, что брак заключили, как это говорится, «по залету», иначе он бы не женился на ней.

Как Бетховен относился к Иоганне Рейс

Жизнь после потери супруга

Как мы помним, Каспар Карл, супруг Иоганны, умер 15 ноября 1815 года, оставив девятилетнего сына, которого также звали Карлом.

Совершив юридическую неточность в предсмертном завещании, Каспар создал мощную предпосылку для настоящей войны между Иоганной и Людвигом за опеку над его сыном.

Более подробно об этой «войне» мы поговорим в статье про самого Карла, а сейчас лишь вкратце отметим, что Людвиг, спустя около пяти лет судебных разбирательств, добился полной опеки над мальчиком.

В том же году (это был 1820), а точнее, 11-12 июня Иоганна произвела на свет незаконно рожденную дочь (тогда не особо приветствовались деторождения вне официально зарегистрированных браков). Местный литейщик колоколов, Иоганн Каспар Хофбауэр (1771—1839), признал ребенка своим, и дочь Иоганны при крещении получила его фамилию.

Однако бывший деверь Иоганны, Людвиг вместе с ее же родным сыном не верили, что именно этот, весьма обеспеченный человек, был настоящим отцом ребенка, ибо Иоганна, судя по всему, была той еще распутницей. Кто знает, возможно, он признал девочку из-за искренних чувств к Иоганне, либо просто не подозревал, что ребенок не его. Хотя, возможно, Бетховен с племянником и ошибались на счет отцовства этой девочки — сейчас гадать об этом бесполезно.

Есть некоторые сведения, что Бетховен в последние годы своей жизни смягчил свое негативное отношения к Иоганне. В частности известно, что за 3 года до своей смерти композитор оказал застрявшей в долгах невестке финансовую помощью, хотя сам, как известно, не купался в золоте.

Иоганна Рейс умерла в 1869 году. К сожалению, при каких именно обстоятельствах это произошло, мы не знаем. Насколько нам известно, после смерти Бетховена пережившая его на 41 год невестка больше не писала и не говорила про композитора ничего негативного.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:
Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.