Зрелый период жизни Бетховена

Продолжаем краткий экскурс по биографии Бетховена, и сегодня мы поговорим о зрелом периоде жизни композитора.

Зрелый период жизни Бетховена

В прошлый раз мы остановились на том, что молодой Бетховен смог пережить постепенное осознание своего ужасного проклятия — развивающей глухоты.

Кульминацией этого осознания стало знаменитое «Гейлигенштадское завещание» — письмо, отражающее все переживания, которые Бетховен испытывал на тот момент.

Масло в огонь подлила и очередная неудача в отношениях с противоположным полом — в данном случае в лице графини Джульетты Гвиччарди. Но тем не менее, композитор смог пережить этот тяжелый этап, продолжив усердно работать над сочинением музыки.

Именно в этот период Бетховен работает над знаменитой «Героической» (3-й по номеру) симфонией, которую первоначально писал, чтобы посвятить Наполеону Бонапарту, которым он очень восхищался.

Но в 1804 году, после «самокоронования» Наполеона, узнавший эту новость Бетховен радикально поменял свое мнение об этом человеке, посчитав его обычным деспотом, стремящимся к абсолютной власти.

Считается, что разочарованный в своем кумире Бетховен просто подошел к столу, где лежала партитура этой, потрясающей своей новаторством и богатством симфонии и разорвал титульный лист на мелкие кусочки.

В том году Бетховен остался в Вене, упорно работая в опере, а также  давал уроки игры на фортепиано Жозефине Дейм (девичья фамилия — Брунсвик) — очередной даме, которой, как позже выяснится, композитор писал страстные письма.

Кстати, Жозефина была одной из кузин предыдущей возлюбленной Бетховена — Джулии Гвиччарди. 

Однако, как и в остальных случаях, эти взаимоотношения были безуспешными для Бетховена, и в 1805 году эти отношения прекратились.

В общем, Людвиг продолжает усердно писать свою гениальную музыку. Его композиторская работоспособность в это время чрезвычайно высока. Благо, еще с 1801 года композитору помогал родной брат — Каспар, который, кстати говоря, к тому времени тоже жил и работал в Вене.

Последний по просьбе Людвига стал заниматься организационными вопросами, а также посредничеством между композитором и издателями. Иными словами Людвиг сделал своего брата, Каспара, собственным секретарем.

Правда многие биографы считают, что это была не самая лучшая затея композитора, ибо Каспар втайне от Людвига проводил махинации. 

Каспар, мягко говоря, позволял себе чересчур много, являясь секретарем Бетховена. Доходило до того, что он специально завышал стоимость заказа, предварительно обговоренную с братом (Людвиг также сочинял музыку за деньги для заказчика), чтобы поиметь с этого больше прибыли. В прочем, это продолжалось не особо долго, так как в 1806 году Каспар женится, и с добровольной работой «секретаря» будет покончено.

В 1805 году Бетховен закончил работать над своей единственной оперой «Леонора». После не самой удачной премьеры ее исполнили 2 или 3 раза, но после этого оперу не исполняли в течение восьми лет. В это время Людвиг сделал несколько изменений в этом произведении.

Основной тематикой оперы является типичная для французской оперы тематика «спасения», в данном случае описывающая женщину, спасающую своего супруга, несправедливо заключенного в тюрьму.

В течение долгого времени Людвиг постоянно то и дело вносил изменения в эту оперу. И, наконец, аж в 1814 году очередная премьера новой редакции оперы с новым названием «Фиделио», принесет более весомый успех. 

Материальное положение Бетховена

Еще с первых лет проживания в Вене композитор не мог полностью посвятить себя искусству, ибо не имел никакой финансовой подпитки со стороны. Даже спустя 10 лет с первого приезда в Вену молодой Бетховен,  имя которого теперь уже знали практически все благородные жители музыкальной столицы, композитор был вынужден искать материальные средства. 

Если еще в первое время ему это удавалось легко, так как он мог дирижировать либо удивлять своей безупречной и невероятно экспрессивной игрой на фортепиано, то теперь ситуация осложнилась. Глухота прогрессировала, и композитор стал играть все реже, и, следовательно, к концу первого десятилетия 19 века финансовое положение Бетховена существенно пошатнулось.

Известно, что с 1 января 1807 года управление крупными императорскими театрами на некоторое время перешло в руки коллегии, куда входили богатые представители знати. Один из этих знатных господ, друг композитора — князь Лобковиц, намекнул Бетховену, чтобы тот не постеснялся и открыто заявил о своей претензии на официальную должность постоянного оперного композитора при венских театрах.

Князь Лобковиц - друг Бетховена

Бетховен, испытывавший нелегкое финансовое положение, согласился. Однако, несмотря на авторитет и талант Бетховена и статус поддерживавшего его Лобковица, те самые знатные господа, руководящие императорскими театрами, отказали Бетховену в претензии на должность. А мнение князя Лобковица который был на стороне композитора, не было достаточно весомым для того, чтобы убедить других представителей знати изменить свое решение.

Бетховен, известный своей самоуверенностью и не терпевший даже шуточных оскорблений в свой адрес, настолько разозлился на проигнорировавших его претензию господ, что окрестил их интересно звучащим словосочетанием: «княжеская сволочь».

Естественно, не все вельможи удостоились попасть под собирательное значение этого замечательного эпитета (например, тот же Лобковиц), но самоуважение композитора было задето настолько, что он начал все чаще задумываться о том, чтобы покинуть Вену.

Ведь на самом деле свободолюбивый и начитанный Бетховен ненавидел этот город, насквозь пропитанный человеческой фальшью и лживой политкорректностью, проповедуемой среди местной аристократии.

Только, как смотрящий в будущее прагматик, он понимал, что, имея цель стать великим композитором, покидать музыкальную столицу ему было бы неразумно.

Но в последнее время финансовое положение Бетховена ухудшилось настолько, что его эмоциональное состояние потихоньку начало брать верх над прагматизмом.

По случайному совпадению в октябре 1808 года король Вестфалии  Жером Бонапарт (брат того самого Наполеона) неожиданно пригласил Бетховена работать капельмейстером с зарплатой в 600 золотых дукатов в год.

Не сказать, что сумма была какой-то невероятно значительной, но в связи со сложившимися обстоятельствами, для Людвига это предложение выглядело заманчивым.

В итоге 7 января 1808 года Бетховен после длительных переговоров и сомнений окончательно принимает предложение работать капельмейстером в Касселе и, возможно, даже успевает отправить королю письмо с согласием.

Однако богатые друзья композитора, убедившиеся в уже далеко не шуточных намерениях Бетховена покинуть музыкальную столицу, всеми силами попытались его остановить.

Итогом этих попыток является подписанный 1 марта 1809 года  декрет, по которому трое богатейших венских вельмож обязались выплачивать Бетховену что-то типа пенсии размером в 4000 флоринов в год — а это достаточно серьезная сумма, учитывая то, что ранее Бетховен просил у руководителей венских театров должность, за которую хотел всего 2400 флоринов.

В общем, составителями и гарантами данного договора были друзья и почитатели Бетховена: 

  • Рудольф, он же «Эрцгерцог Австрийский» — 1500 флоринов,
  • князь Лобковиц - 700 флоринов,
  • граф Кински - 1800 флоринов.

Учитывая то, что Людвиг итак принадлежал Вене (правда не душой и сердцем, а, как расчетливый прагматик, смотрящий в будущее), он любезно принял на себя эти условные «обязательства».

Ведь ему по контракту нужно было просто заниматься любимым делом, но просто, проживая в Вене, либо в каком-нибудь соседнем городе. Более того, контракт совершенно не запрещал композитору уезжать из Вены на какие-нибудь гастрольные, курортные либо иные кратковременные поездки.

Для Бетховена это означало стабильное финансовое положение, которое даст ему спокойно заниматься творчеством, не думая о материальном обеспечении.

Однако и здесь композитору не повезло. Высокий статус вельмож, заключивших данное обязательство перед Людвигом, поставил их под прицел новой разгоревшейся войны между Австрией и Францией уже в апреле этого года. Соответственно, знатным господам было уже совсем не до Бетховена. В частности, тот самый князь Кински уже с самого начала нарушал свое обязательство перед композитором.

Один только эрцгерцог Рудольф, фанат и ученик Бетховена, платил ему свою долю ровно в сроки, установленные контрактом. Несмотря на то, что 4 мая он бежал из Вены вместе с остальными членами императорской семьи, уже 30 января 1810 года он вернется в Вену, не забыв о своих обязательствах перед композитором.

Но все равно, погода в Вене уже не та: чудовищная девальвация местной валюты после 1811 года итак существенно занизила материальное значение композиторской «пенсии», плюс туда же добавится и абсолютное банкротство князя Лобковица, все имущество которого будет конфисковано кредиторами.

Стоит отдать должное эрцгерцогу Рудольфу, который не только продолжал выплачивать Бетховену обещанные деньги, но по просьбе композитора с 1812 года выплачивал их по тому курсу, который был еще до девальвации.

Эрцгерцог Рудольф - один из учеников Бетховена

С графом Кински, вообще, случится нелепое несчастье — через год он, будучи призванным на военную службу, умрет после падения с лошади. Однако Бетховен, так рассчитывавший на эти деньги, будет «выбивать» их у наследников графа.

Последние в первое время любезно проигнорировали вполне себе законное требование композитора. Однако уже в 1815 году, после долгих юридических разбирательств выплатят ему все старые долги, а также будут продолжать выплачивать ему саму пенсию. Однако убедить наследников Кински выплачивать деньги по «старому» курсу Людвигу не удалось.

В 1814 году умрет и старый друг Людвига, часто выручавший его князь Лихновский, а еще через 2 года из жизни уйдет и один из гарантов выше указанного договора — ранее обанкротившийся князь Лобковиц.

В любом случае жалованье, на которое Бетховен очень сильно рассчитывал и ради которого не уехал работать в Кассель, имело уже не такое значение, каким его представлял композитор. Но все равно Людвиг идет вперед, получая различные заказы на сочинения и, занимаясь преподавательской деятельностью.

Конечно же, в отличие от старших венских классиков — более обеспеченных Гайдна и Моцарта, бедный Людвиг не мог также спокойно творить, не задумываясь о финансовом благополучии. Ведь, будучи представителем менее благородной и обеспеченной семьи, с самого детства он должен был зарабатывать себе на жизнь, а это очень сильно мешало его творческому процессу.

В любом случае композитор худо-бедно, но справляется с проблемой финансовой обеспеченности с помощью остатков «пенсии», заработка на выполнении заказов по сочинению новых произведений, преподавательской деятельности и т.д... 

Да и, вообще, кто знает, как бы сложилась судьба Бетховена, если бы он все-таки устроился работать капельмейстером при дворе Жерома Бонапарта...

Пара слов о характере Бетховена

Стоит отметить, что к этому времени композитор уже окончательно оглох и общался с людьми, пользуясь специальными тетрадями для общения

Поразительным также было то, как Бетховен боролся с одиночеством, порожденным глухотой. В минуты отчаяния от мог крушить пианино и часто на эмоциях пытался разорвать отношения с друзьями (как правило, он быстро с ними мирился, ибо умел во время извиняться и понимать свою неправоту).

Эксперты-музыковеды говорят, что прогрессирующая глухота отражается и на произведениях, сочиненных композитором.

В частности, в своих ранних работах, когда Бетховен мог слышать полный диапазон частот, он любил использовать более высокие ноты в своих композициях.

Однако по мере ухудшения слуха в своих произведениях Бетховен начал все чаще и чаще использовать более низкие ноты, которые он мог слышать более четко по сравнению с высокими частотами.

Из-за прогрессирующей глухоты ему пришлось прекратить работу дирижером. На одном из последних концертов, когда Людвиг, будучи совершенно глухим, сбился с ритма, сзади него втихую встал другой дирижер и продолжил концерт. Когда Людвиг понял, что происходит, он остановился, показав смиренную улыбку на своем лице, что тронуло публику до слез.

Особенно сильно глухота ударила по Бетховену, как пианисту-виртуозу. Как-то раз композитор Луи Шпор, побывавший на репетиции трио «Эрцгерцог» в 1814 году скажет: «Когда нужно было играть форте, глухой бедняга Бетховен стучал по клавишам так, что струны звенели. А во время пиано Бетховен играл так тихо, что целые группы нот проваливались в никуда, и поэтому музыка была непонятной, если только не взглянуть в ноты фортепианной партии. Я глубоко опечален столь тяжелой судьбой».

Ну а через год Бетховен аккомпанировал вокалисту на дне рожденья российской императрицы — Елизаветы Алексеевны, которая в этот момент находилась в Вене.

Конечно, Людвиг понимал, что играть так, как несколько лет назад, он больше не может, о чем композитор сам предупредил заказчицу. Но отказать ее величеству, супруге самого Александра Первого, композитор не мог. В прочем, для Людвига это было последним из его публичных выступлений.

Наверное, стоит также упомянуть пару слов о характере Бетховена с бытовой точки зрения. Существует огромное количество высказываний от самых знаменитых современников Бетховена о его человеческих качествах. Попытаемся раскрыть наиболее обобщенные сведения о характере великого композитора.

В частности известно, что Людвиг постоянно искал, где остановиться, и порой снимал сразу по 3-4 квартиры одновременно. Так что друзьям, как правило, было непросто его найти, ибо в то время отсутствовали способы коммуникации, доступные сейчас.

Известно также, что Бетховен был необычайно аккуратен и щепетилен, но только, если это касалось его работы над сочинением музыки. Но все остальное для него не имело значения. С возрастом, когда он окончательно оглох, он совсем перестал следить за собой, стал неопрятно одеваться.

Все, кто к нему приходили, отмечали ужасный беспорядок в его комнате. Одежда, немытая посуда, остатки еды лежали среди нотных бумаг и книг, разбросанных на предметах обстановки и на полу.

Характер Бетховена с бытовой точки зрения

Людвиг был также чрезвычайно начитан! Его любимым писателем был Шекспир, но он также постоянно перечитывал греческих и римских классиков, а также современных литераторов. Одним из них был великий Гёте, которого Бетховен очень уважал.

С Гёте Людвиг познакомился в Теплице (нынешняя Чехия) в 1812 году. После того, как они подружились, Бетховен неустанно им восхищался.

Гёте, будучи на 20 лет старше, назвал Людвига «необузданной личностью», но безоговорочно признавал его гениальный дух. Для Бетховена Гёте был не только другом, но и, наверное, величайшим писателем-современником.

Людвиг также интересовался наукой и новыми изобретениями, например, воздушными шарами и электричеством. Он всячески избегал общения с малообразованными и малознающими людьми.

Если Гете говорил о «необузданности» Бетховена, то другие представители его окружения отмечали, что Людвиг мгновенно выходит из себя

Кстати, одной из причин частых переездов Бетховена были постоянные ссоры композитора с хозяевами квартир, где он жил. Вот такой он был человек — никогда не мог держать язык за зубами тогда, когда это, действительно, было бы выгодно.

Как-то раз Людвиг поссорился даже со своим старым другом из Бонна — Стефаном Брёйнингом, который также переехал в Вену чуть позже Людвига. К счастью, их ссора длилась не так долго. Кстати, композитор в это время, как раз, жил у Стефана, до этой ссоры. Помирившись, Людвиг посвятил Стефану свой скрипичный концерт. Но позже они снова поссорились, а потом помирились — это продолжалось неоднократно...

Конфликтная сторона характера Бетховена с легкостью балансировалась его умением мгновенно прощать чужие ошибки, способностью признавать свои ошибки, а также готовностью их во время исправлять.


Другие периоды биографии Бетховена:

Биография Бетховена — вся информация о Биографии Бетховена

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:
Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.