Соната для фортепиано №13, Ми-бемоль мажор (Опус 27, №1)

Здравствуйте, дорогие читатели! Сегодня мы познакомимся с фортепианной сонатой №13 великого Людвига ван Бетховена.

Бетховен, соната для фортепиано №13

В предыдущем выпуске мы упомянули, что в 1802 году издатель Джиованни Каппи опубликовал «Двенадцатую» сонату Бетховена, которая получила официальное каталожное название: Опус 26.

Однако мы в тот раз скрыли, что помимо «Двенадцатой» сонаты и «Серенады» (Опус 25) господин Каппи опубликовал еще и Опус 27, включающий в себя две замечательных фортепианных сонаты: №13 и №14, соответственно. Первые рекламные объявления «Тринадцатой» сонаты датируются 3 марта 1802 года.

Сегодня мы остановимся на «Тринадцатой» сонате, ну а «Четырнадцатую» (более известную, как «Лунная») мы очень подробно рассмотрим в следующем выпуске рубрики «32 сонаты Бетховена».

Кому посвящена соната №13

Тринадцатая соната посвящена богатой даме благороднейшего дамского ордена Звёздного креста, Йозефине Софии Лихтенштейн (полное ее имя — Мария Йозефа София фон Лихтенштейн).

Йозефина родилась в Вене предположительно 20 (может быть, 21) июня 1776 года в семье ландграфа Иоахима Эгона Фюрстенберга-Вайтрского и его супруги, графини Софии Терезии Эттинген-Валлерштейнской.

Известно, что 12 апреля 1792 года Йозефина вышла замуж за знаменитого полководца Иоганна фон Лихтенштейна (1760—1836), который позже стал известен, как десятый и последний правитель княжества Лихтенштейн в составе Священной Римской Империи, а также известен многократными отличиями при войнах с французами, начиная с Первой коалиции, и вплоть до момента подписания «Шёнбруннского мира» (который, кстати говоря, именно он и подписал от имени Австрии, вследствие чего позже был обвинен в «плохих навыках дипломатии» и, дослужившись до «фельдмаршала», завершил военную карьеру, посвятив себя правлению княжеством Лихтенштейн).

Йозефина и Иоганн Лихтенштейн

Известно, что у Йозефины и Иоганна фон Лихтенштейна родилось четырнадцать детей: семеро мальчиков и семь девочек, правда три девочки не пережили детский возраст (две из них умерли еще в возрасте до трех лет). Сама Йозефина, как известно, умерла 23 февраля 1848 года.

К сожалению, об отношениях Йозефины Лихтенштейн с Людвигом ван Бетховеном мы знаем очень мало. Большинство биографов-бетховеноведов полагают, что Людвига с Йозефиной познакомил Карл Лихновский, влиятельный аристократ, друг и один из первых меценатов композитора. Есть также данные, что Бетховен преподавал Йозефине уроки игры на фортепиано, однако мы этого, к сожалению, никак подтвердить не можем, хотя это вполне вероятно.

Судя по всему, Йозефина была очень добра, а также очень хорошо относилась к Бетховену. Нам известно, что в 1805 году композитор написал Йозефине письмо, в котором просил ее оказать финансовую помощь своему ученику и другу Фердинанду Рису, испытывавшему на тот момент тяжелое финансовое положение. Однако считается, что молодой Рис то ли из-за стеснения, то ли из принципа не передал это письмо Йозефине и самостоятельно выбирался из кризисного положения.

Особенности сонаты №13. Слушаем произведение

Напомним, что под «двадцать седьмым опусом» было опубликовано две сонаты. Если четырнадцатая, более известная, как «Лунная соната», стала чуть ли ни визитной карточкой бетховеновского творчества, то опубликованная под первым номером в этом же опусе «Тринадцатая» почему-то осталась как бы в тени «Лунной». Однако это, если сравнивать произведения с точки зрения народной любви и популярности, но никак не с точки зрения музыкальной, ибо произведение получилось очень даже симпатичным и необычным.

Если, обсуждая предыдущие сонаты, мы говорили, что Бетховен значительно отошел от консервативных сонатных форм, то в этой сонате композитор просто ломает все мыслимые представления об обычных классических шаблонах сонатной композиции. Напомним, что формула структуры первых четырехчастных сонат Бетховена, как правило, базировалась на следующем шаблоне:

  • Часть 1 — Быстрое «Аллегро»;
  • Часть 2 — Медленное движение;
  • Часть 3 — Менуэт или Скерцо;
  • Часть 4 — Финал, как правило, быстрый.

Однако в более поздних сонатах Бетховен значительно отходит от этого шаблона и меняет порядок медленных и быстрых движений. Вспомните хотя бы «Сонату №12», о которой мы говорили в предыдущем выпуске — она имеет совершенно другую структуру:

  • Часть 1. Лирическое, не слишком быстрое движение (но при этом не слишком медленное), в данном случае в форме вариаций;
  • Часть 2. Энергичное «Скерцо», выступающее контрастом к первой части;
  • Часть 3. Медленное движение (в данном конкретном случае — «Траурный марш»)
  • Часть 4. Быстрый финал

Эта новая формула, судя по всему, давала Бетховену более легкий доступ к тому, что он искал, а именно позволила ему как бы объединить все 4 части в более «целостное» произведение с единой идеей.

И здесь, в «Тринадцатой сонате», Бетховен не отходит от данной тенденции, а, наоборот, развивает ее. Ведь данное произведение принадлежит к числу наиболее свободных по форме бетховеновских сонат и представляет собой скорее фантазию, нежели классическую сонату, о чем, впрочем, свидетельствует и подзаголовок, заданный самим композитором: «Quasi una Fantasia».

Все четыре части «Тринадцатой сонаты» объединены как бы единой пульсацией. При этом соната исполняется пианистом практически без перерыва, и поэтому некоторым слушателям-новичкам может быть не совсем понятно, где закончилась предыдущая часть и началась следующая — особенно сильно эта неясность наблюдается между концом третьей и началом финальной, четвертой частей.

Что касается темпов исполнения произведения, известный пианист и педагог Александр Гольденвейзер рекомендует следующее соотношение: половинная нота «Анданте» первой части равняется целому такту «Аллегро» этой же части, двум тактам «второй части», одной восьмой «Третьей части» и целому такту финала. При этом господин Гольденвейзер все-таки предостерегает пианиста от стремления к достижению четкой метрономической точности, ибо арифметику все-таки трудно приложить к живому музыкальному ритму, тем более, в сонате с такой нетрадиционной по классическим меркам форме.

Первая часть "сонаты №13" представляет собой совсем не быстрое движение в сонатной форме, а чуть ли ни пьесу, в которой «Анданте», звучащее в игривом ритме медленного танца, внезапно сменяется врывающейся свободной, чуть ли ни импровизационной «Аллегро», которое затем, как ни в чем не бывало, вновь сменяется изначальным «Анданте». Подобное «возвращение» критики часто сравнивают с написанной позже шопеновской Балладой №2.

Отсутствие значительно выраженного драматического волнения в первой части компенсируется кратким и энергичным (хоть и сдержанным) трехдольным скерцо во второй части, отмеченной, как «Allegro molto e vivace». Вместо спокойного и мажорного настроения первой части, мы погружаемся в темное, немного даже угрожающее настроение. В рамках заданного ритма правая и левая руки движутся как бы навстречу друг другу, создавая возбужденную атмосферу и, между прочим, очень красивую мелодию. Посередине мы видим «трио», которое, несмотря на другой ритмический рисунок, очень тесно сливается с основными частями скерцо, не создавая чересчур выраженного контраста в рамках данного движения. В конце второй части Бетховен вводит короткую, но очень яркую коду.

Очень сложно описать музыкальную форму третьей части (Адажио) данной сонаты, ибо здесь отсутствует какой-то четко выраженный и закономерный шаблон музыкальной мысли. Скорее, мы слышим здесь благородную, глубокую и проницательную и просто красивую музыку длиною в 24 такта. При этом стоит отметить, что вся третья часть имеет как бы «вступительный характер» — то есть, предшествует четвертой части сонаты, на что особо сильно указывает неожиданная каденция, которая прямо подготавливает нас к началу финальной части. 

Что касается самой четвертой части, то здесь форму определить гораздо легче — это четко выраженная «рондо-соната», бодрая и жизнерадостная, а также самая продолжительная из всех частей сонаты. В конце этого удивительно живого и энергичного движения Бетховен совершенно неожиданно вводит медленную мелодию из предыдущего «Адажио», только уже в Ми-бемоль мажоре, после чего блестяще завершает движение короткой и быстрой кодой, возвращающей нас к основной теме рондо, хоть и измененной.

Послушать все четыре части «Тринадцатой» фортепианной сонаты Вы можете ниже (исполняет Артур Шнабель, австрийский пианист). Для переключения частей нажимайте на картинку слева.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:
Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.